Морис Яклашкин: «Принадлежать миру музыки — мой выбор»

Морис Яклашкин: «Принадлежать миру музыки — мой выбор»

Неутомимый дирижер и в 75 лет полон энергии и вдохновлен новыми проектами

Несмотря на напряженный график работы, художественный руководитель и главный дирижер Чувашской государственной академической симфонической капеллы Морис Яклашкин с большим радушием принял корреспондентов «СЧ» в «оркестровом крыле» Чувашской государственной филармонии. Особенно приятно было заметить, что номер «Советской Чувашии» оказался на столе в рабочем кабинете маэстро.
Нашли здесь место и словарь иностранных музыкальных терминов, и книга советского педагога и дирижера Ильи Мусина «О воспитании дирижера», и методическое пособие одного из крупнейших солистов-трубачей Тимофея Докшицера «Из записной книжки трубача». А знакомый снимок из газеты «СЧ» напомнил Морису Николаевичу о встрече с композитором Андреем Эшпаем и гобоистом Анатолием Любимовым, с которыми его связывала крепкая творческая дружба. С восхищением и теплотой отзывался Морис Николаевич о старых друзьях. Их объединила не только безграничная любовь к музыке, но и талант, трудолюбие, волевой характер. С большой благодарностью вспоминал маэстро о дорогих педагогах, которые заложили в нем основы мастерства в дирижерском искусстве. Об этом и многом другом и поговорили мы с неутомимым, настойчивым и энергичным дирижером, который на днях, между прочим, отметил свой 75-летний юбилей.
— Первые шаги в познании дирижирования я получил в Канашском педучилище в классе Петра Григорьевича Федорова, — рассказал именитый собеседник. — Среди педагогов, оказавших на меня сильное влияние в становлении как дирижера, были профессор Горьковской консерватории имени М.И. Глинки Артемий Александрович Лебединский, профессор Казанской консерватории имени Н.Г. Жиганова Фуат Шакирович Мансуров. Я обязан им умением отличать в искусстве и жизни подлинное от показного, способностью рельефно выражать свои музыкальные ощущения и предельно пластично передавать это дирижерским жестом…

— Нам посчастливилось побывать на вашей репетиции. Вы полны энергии!
— Это необъяснимо, но я почти не ощущаю возраста. Работа у меня интересная, важная, нужная. На репетициях я строг и требователен к оркестрантам, впрочем, как и к самому себе.
— Дирижер не может быть мягким?
— Может, но это не для меня. Я бываю и жестким, порой даже взрывным, но и спокойным. Просто не могу пребывать в одном, ровном состоянии. Как и сама музыка. Я заряжен эмоциями, идеями, задачами, которые передо мной стоят. И понимаю, что невозможно быть для всех хорошим. Когда есть цель, к ней нужно идти упорно, вот тогда будет результат. Без дисциплины в оркестре никак. («Да! Дайте мне форте!» — громогласно произнес дирижер, продемонстрировав, как проходят репетиции. Но вдруг, сменив тон, тихо и мягко добавил: «А теперь, пожалуйста, пиано…»).
— Дирижер работает с большим коллективом и, конечно, должен быть педагогом, психологом, потому что у каждого свои особенности характера, — продолжил Морис Николаевич. — Чтобы оркестр стал целостным организмом, без трудолюбия, упорства и целеустремленности не обойтись. День за днем, год за годом нужно идти к намеченному, овладевать мастерством управления оркестром или хором.
— Ну и без природных задатков, пожалуй, никак…
— Это основа. Когда я учился в Казанской консерватории, мой педагог, дирижер и мудрейший наставник Фуат Шакирович Мансуров говорил, что можно научить дирижировать, но стать дирижером — никогда. Это своего рода божий дар. Если в тебе это заложено, оно обязательно проявится.
— А как это было у вас?
— В детстве, когда учился в третьем классе в родном селе Чутеево Янтиковского района, я нашел газету, где были ноты русской народной песни «Виноград в саду цветет». Во мне что-то тронулось, всколыхнулось. Захотелось узнать, что это такое, понять, как оживить написанное на листе газеты? Уже потом пришло осознание, что нужно учиться. К тому были все предпосылки. Я рос в музыкальной семье. Мой папа Николай Михайлович играл на гармони и балалайке и прекрасно владел голосом. Мама Елена Порфирьевна неплохо пела. И у меня появилось огромное желание научиться играть на каком-нибудь музыкальном инструменте. Не раз просил отца купить мне гармонь. И вдруг, неожиданно для меня, одним зимним вечером папа привез мне заветный инструмент. Как я был рад! Хотелось сразу услышать его звучание. Но папа сказал: «Гармонь с мороза, пока нельзя, сынок, играть, надо подождать, чтоб она согрелась». Я ее бережно обтирал, согревая своими руками. За короткое время лихо научился наигрывать народные песни, порой садился на подоконник у распахнутого окна и развлекал уходящих на работу сельчан, устраивая им концерты!..
Постепенно интерес к музыке возрастал. Помню, как трудно было постигать нотную грамоту, изучая спецпредметы на музыкальном отделении в Канашском педучилище. Ведь со мной учились подготовленные ребята — выпускники музыкальных школ городов республики. Тогда я впервые услышал и увидел распевы хора, разучивание партий по нотам.
— Сложно было учиться?
— Сложно! Поступив в педучилище, я был музыкально безграмотным учеником. Но заметив мои способности и огромное желание постичь нотную грамоту, преподаватель теории музыки и сольфеджио Александр Иванович Ломакин стал заниматься со мной индивидуально. За что я ему говорю вечное «спасибо». Там же, в училище, я с азов осваивал баян и фортепиано. Занимался ночами. Благо сторож училища разрешал мне играть на инструментах в ночное время. И успех пришел! Уже на втором курсе на фортепиано я играл «Турецкое рондо» Моцарта. Все педагоги были этим удивлены!.. Столько лет прошло, а я до сих пор помню уроки дирижирования Петра Григорьевича Федорова. Баяну я учился у выдающегося музыканта Николая Петровича Катранова. А Александр Иванович Ломакин посоветовал мне учиться играть на трубе и кларнете со словами «в жизни пригодится». Как будто в воду глядел…
— Как создавался оркестр?
— В этом году ему исполняется 22 года, именно в 2000 году он вошел в состав нашей хоровой капеллы. Она же в свою очередь начиналась с хора радио и телевидения, в который я пришел работать хормейстером в 1977 году, а с 1986 года стал его художественным руководителем. Так что в системе профессионального музыкального творчества я работаю уже 45 лет.
За то время, пока наш симфонический оркестр вставал на ноги, из жгучего брюнета я превратился в седовласого мужчину. Не одним годом, а десятилетиями я шел к становлению коллектива: работал, убеждал, говорил, настаивал. Так постепенно с 26 человек оркестр увеличился до 76 музыкантов, и сейчас продолжает расти. Горжусь нашей хоровой капеллой, которая унаследовала лучшие хоровые традиции республики, заложенные еще при Иване Яковлеве. Все это и есть наша большая «семья», которая ныне носит название Чувашская государственная академическая симфоническая капелла.

«Ответственность настолько же велика в профессии дирижера, как и талант, трудолюбие, целеустремленность. Действительно ли результат твоего труда получился выражением души человеческой — спрашиваю я себя после концерта и скрупулезно, детально анализирую проделанную работу».

— Над чем сейчас идет работа?
— Скоро приезжает вокальная группа «VIVA» из Москвы, на сцене Чувашской государственной филармонии вместе будем исполнять всеми любимые песни на стихи Роберта Рождественского и Марины Цветаевой. 14 сентября открывается 55-й концертный сезон. Стартует проект «Симфо-фолк музыка на все времена». Порадуем зрителя чувашскими народными песнями в сопровождении симфонического оркестра. С этой программой в конце сентября этого года состоятся гастроли в Башкортостан. Концерты пройдут в Белебеевском, Аургазинском, Кармаскалинском районах и в городе Стерлитамак, где компактно проживает чувашское население.
Оркестр капеллы активно сотрудничает с исполнителями из других регионов страны. Уникальные проекты «Богемская рапсодия», «Кино», «ABBA», «Scorpions», «Metallica Show S&M Tribute Show с симфоническим оркестром» и другие представляет заслуженный деятель искусств Чувашской Республики, дирижер Наталья Яклашкина. Концерты проходили и еще пройдут в Нижнем Новгороде, Самаре, Пензе, Казани, Ульяновске, Йошкар-Оле, Тольятти, Уфе, Саранске и, конечно, в Чебоксарах.
— А с недавнего времени в вашем репертуаре появился еще и джаз…
— В январе 2022 года на базе симфонического оркестра капеллы был создан оркестр эстрадной и джазовой музыки. Инициаторами были мы с Натальей. А в апреле узнали о том, что народный артист России саксофонист Игорь Бутман проводит I?Всероссийский конкурс джазовых коллективов в рамках самого крупного Международного джазового фестиваля в истории России Moscow Jazz Festival. Одним из условий конкурса было участие молодых талантов от 18 до 35 лет. Появился шанс показать себя. Предварительное прослушивание коллектива прошло успешно. В итоге мы победили, и под номером 31 вошли в сотню лучших джазовых коллективов страны. В июне этого года коллектив выступил на концертной площадке ВДНХ. Наташа не только дирижировала нашим джазовым оркестром, но и пела на этом фестивале.
— Морис Николаевич, мы с восхищением следили и за вашим темпераментным выступлением на ВДНХ. Признаюсь, трудно не поддаться силе вашей артистической харизмы! Успех вдохновляет на новые свершения?
— Несомненно. В данное время, например, сложились творческие взаимоотношения с Фондом поддержки культуры и искусств Олега Лундстрема. Мы взялись за новый потрясающий проект — исполнение патриотической музыки в обрамлении джаза. С большим успехом в Чебоксарах прошел концерт «Великого Отечества сыны» с участием солистов Андрея Берестенко, Елены Цой и виртуоза саксофониста Святослава Текучева. Кстати, он также ярко выступил на джазовом фестивале в Москве как солист-импровизатор в совместной нашей программе.
Не могу не рассказать и о творческом вечере известного российского композитора, народного артиста России, четырехкратного лауреата Государственной премии Российской Федерации в области литературы и искусства, обладателя четырех премий «Ника», пяти премий «Золотой орел» и многих других наград Эдуарда Артемьева. Вечер стал главным украшением XV Чебоксарского Международного кинофестиваля. Фрагменты из музыки к любимым кинофильмам прозвучали в исполнении Чувашской академической симфонической капеллы. Так что мы не созерцатели жизни, а активные участники ее главных музыкальных событий. А сколько всего еще впереди!
— Как обычно рождаются идеи, кто участвует в мозговом штурме?
— Свои идеи прежде всего обсуждаю с Натальей. Ее вклад значителен и масштабен в создании многих концертных программ.
— Что ж, не случайно Чувашскую академическую симфоническую капеллу ценят не только за профессионализм и трезвый подход к академической музыке, но и за неутомимый поиск.
— Это верно. За годы своего существования капелла стала визитной карточкой республики. Но мы бы не смогли добиться такого успеха без всемерной поддержки правительства Чувашии. Когда есть доверие, поддержка, будет и результат.
— Морис Николаевич, обсуждая предстоящее с вами интервью в редакции, мы вспоминали о самом запоминающемся вашем концерте в июне 2017 года, когда у монумента Матери выступал Детский хор России под проливным дождем. Вы тогда невозмутимо продолжили дирижировать хором. Как поддержали тогда вас дети и восторженная публика!
— Да, пожалуй, и для меня это самый запоминающийся концерт. Тысяча детских голосов России! Помню, дождь лил нещадно. Ребята из хора дружно достали свои красные и желтые плащи и, ничуть не сбившись, продолжили выступление. Они смотрели на меня своими глазками преданно и лучисто. В их глазах читалось: «Мы не подведем!» И ведь не подвели!
— Когда профессиональная деятельность такая насыщенная, хочется иметь островок спокойствия и уюта. Для вас это семья?
— Да. Моя семья — опора, крепость, самый надежный тыл. Здесь я не только отдыхаю, но и заряжаюсь энергией. Со своей супругой Ниной мы полвека вместе. Воспитали двух дочерей — Алену и Наташу, у нас замечательные внуки Даниил, Марк, Глеб. Мы все — единое целое, часто собираемся вместе, общаемся, обсуждаем, принимаем решения, делимся. Но центр всего — моя супруга Ниночка. Когда есть такой надежный тыл, то и в остальном все в порядке.
— При этом часть своей любви вы отдаете музыке, зрителям…
— Принадлежать миру музыки, передавать ее красоту людям — мой личный выбор.
— Как вы ощущаете зрителя, вы ведь почти всегда к нему спиной?
— Снова приведу слова моего педагога Фуата Шакировича Мансурова, который говорил, что спина дирижера не должна быть статичной, она должна передавать и чувствовать эмоциональный дух, характер и идею исполняемого сочинения, вовлекая зрителя в творческий процесс.
— Вами столько всего сделано, есть чем гордиться. Чего еще желать?
— Плыть к новым берегам, искать новые формы. Одним словом, планов много!
— Благодарим вас за интервью!



09 августа 2022
10:38
Поделиться