Знаменитые хозяева и гости Царского Села

В фонде Президентской библиотеки хранится немало материалов, в которых рассказывается об истории главной резиденции императорской династии – Царского Села.

Территория села Сарица, расположенного в 25 км от Санкт-Петербурга, после завоевания шведами превратилась в усадьбу Сарицгоф, которую ещё называли Сарской мызой. После Северной войны эти земли вновь стали российскими. Сарская мыза была подарена Петром I сначала князю Александру Меншикову, а затем отписана во владение Марте Скавронской, будущей жене государя Екатерине Алексеевне. «Краткая летопись о селе Царском» (1827) хранит в себе «извлечение о времени некоторых происшествий до села Царского касающихся, от самого приписания мызы Сари… к комнате Екатерины Алексеевны до вступления на престол государыни императрицы Екатерины Второй, с 1708 до половины 1762 года». Эту книгу можно найти в электронном читальном зале Президентской библиотеки. Здесь подробно рассказывается, как строилась и развивалась царская резиденция, путь в которую шёл «от Средних Рогаток через Пулково и Кузьмино», и по которой было запрещено ездить «без билетов приказчика царскосельского».

Официальной датой основания Царского Села принято считать 24 июня (5 июля) 1710 года. С этого времени события, происходящие в Царском Селе, становятся важной частью российской истории.

Дочь Петра Елизавета, предпочитавшая всем художественным стилям барокко, превратила Царское Село в роскошную императорскую резиденцию, которую впоследствии стали называть «Русский Версаль». В Царском Селе родились дочь императора Павла Екатерина Павловна, императоры Николай I и Николай II. Александровский дворец надолго стал любимой резиденцией последнего русского царя, в которой семья проживала с 1904 года.

Царское Село вошло в российскую историю не только в качестве императорской резиденции, но и благодаря созданию в нём привилегированного высшего учебного заведения для дворян Российской империи – Императорского лицея. На портале Президентской библиотеки размещено «Постановление о Лицее» (1810), подписанное императором Александром I. В постановлении сформулирована цель создания Лицея: образование юношества, «предназначенного к важным частям государственной службы». Лицей дал России целую плеяду известных государственных деятелей. Среди них дипломат Александр Горчаков, ротмистр Александр Гнедич, директор Санкт-Петербургской Публичной библиотеки барон Модест Корф и многие другие. Особую роль Царскосельский Лицей сыграл в развитии русской литературы. В книге Якова Грота «Пушкин, его лицейские товарищи и наставники» (1887), которую можно найти в Президентской библиотеке, автор говорит о том, как обстановка «нового училища» благоприятствовала развитию поэтического таланта: «Царское Село соединяло в себе двойное обаяние свежих исторических воспоминаний и живописных красот местности». Самым главным занятием для лицеистов было чтение. «Чтение питает душу, образует, развивает способности. По этой причине мы стараемся иметь все журналы: „Пантеон“, „Вестник Европы“, „Русский Вестник“ и пр. И мы также хотим наслаждаться светлым днём нашей литературы...». Лицей подарил русской литературе Александра Пушкина, Антона Дельвига, Вильгельма Кюхельбекера, Ивана Пущина, Михаила Салтыкова-Щедрина, Иннокентия Анненского. Последний был одним из его директоров.

На службу при дворе в разное время в Царское Село приезжали Гавриил Державин и Василий Жуковский. В Царское Село с визитами к Жуковскому и Пушкину приходил живший в то время в Павловске Николай Гоголь. «Почти каждый вечер собирались мы: Жуковский, Пушкин и я», – пишет Гоголь в ноябре 1831 года.

Михаил Лермонтов в 1834–1837 годах служил в Лейб-гвардии Гусарском полку, квартировавшем в Царском Селе. Тяготясь однообразием строевой службы, однажды он явился на торжественный развод караула с короткой, почти игрушечной, саблей, что вызвало смех в строю и незамедлительное наказание – пятнадцать суток на гауптвахте.

Придворная и военная жизнь в Царском Селе благополучно соседствовала с дачной. Строительством дворца в окрестностях Петербурга Пётр I по сути заложил начало дачной, загородной жизни. Особенно интенсивно «великое дачное переселение» наблюдалось в XIX веке. На даче в Царском Селе жил основоположник русского сентиментализма, создатель «Истории государства Российского» Николай Карамзин. Царскосельская дачная жизнь коснулась композитора Михаила Глинки, поэта Фёдора Тютчева. В XX веке Царское Село было местом для поэтических собраний. Мандельштам в стихотворении 1912 года «Поедем в Царское Село» призывал оставить Петербург, воплощающий собой напыщенное «царство этикета» и направиться туда, в «казармы, парки и дворцы», где «однодумы-генералы свой коротают век усталый», где «улыбаются уланы, вскочив на крепкое седло». Царское Село для Мандельштама – мир свободы, веселья, застолий и авантюр.

В небольшом царскосельском деревянном доме жили Николай Гумилёв и Анна Ахматова. Здесь проходили собрания «Цеха поэтов». Дом был увешан шкурами зверей, повсюду стояли чучела, стены покрыты «абиссинскими картинами». На книжных полках стояли книги «избранных модернистов». Сюда, в Царское Село, навестить Гумилёва и Ахматову, приезжал Сергей Есенин. Двумя годами позже он служил санитаром в Царскосельском военно-санитарном поезде.

Свою поездку к чете поэтов запечатлел Игорь Северянин: «Я Гумилёву отдавал визит, / Когда он жил с Ахматовою в Царском, / В большом прохладном тихом доме барском, / Хранившем свой патриархальный быт».

К слову сказать, Ахматовой было страшно жить в этом доме – она постоянно ощущала в нём чьё-то незримое присутствие («скажи, что в этом доме жило, кроме нас?»), и ей казалось, что под чьими-то «тяжеленными шагами стонали тёмной лестницы ступеньки, как о пощаде жалобно моля».

Этот страх словно являлся провозвестником грядущих исторических драм. Декабрьской ночью 1916 года в Александровском парке – в месте, где фрейлина императрицы Анна Вырубова строила храм преподобного Серафима Саровского, был захоронен «тайный жрец» царской семьи Григорий Распутин.

 В марте 1917 года в своем любимом Александровском дворце император Николай вместе с семьёй был заключён под стражу. «Открыть ворота бывшему царю», – так встретил царскую семью караульный офицер. Вскоре парки и дворцы были национализированы, царское имущество конфисковано. В электронном читальном зале Президентской библиотеки хранится комплект открыток «Последний дом последнего императора России», в котором представлены редкие фотографии и интерьер комнат Александровского дворца, показаны вещи семьи Николая Второго, связанные с последним периодом его жизни.

 С 1918 года Царское Село стало именоваться Детским Селом. В 1937 году, в связи со 100-летием гибели Александра Пушкина, город был переименован в Пушкин. Однако пространство имеет свойство незримо хранить в себе опыт прошлого. Именно этот опыт является «сохранной грамотой» истории государства. «Давно ль гремела здесь Екатерины слава, / И первою была Российская держава?» – вопрошал двести лет назад поэт Александр Воейков (1779–1839). «Теперь мы не вздыхаем ни о времени Петра Великого, ни о счастливых днях Екатерины Великой», – продолжает поэт, уповая на то, что настоящую славу Царскому Селу – «дому Богов» – принесёт время «новое», ещё не до конца изведанное.



Пресс-служба Президентской библиотеки
01 июля 2022
17:13
Поделиться