Приближение к истине

Приближение к истине

Так получилось, что недавно пути-дороги привели меня в Тетюшский район Республики Татарстан. Гостеприимные хозяева свозили нашу небольшую делегацию на родину
И.Я. Яковлева. Естественно, показали музей. В прошлом — это здание школы. Небольшое, но уютное и насыщенное особой энергетикой. А с каким воодушевлением рассказывал о жизни и деятельности выдающегося просветителя чувашского народа директор! После этого рука сама потянулась к книжной полке — взять и перечитать роман-эссе Геннадия Волкова «Жизнь, смерть и бессмертие патриарха».

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Геннадий Никандрович Волков родился 31 октября 1927 года в д. Большие Яльчики Яльчикского района. Известный в России и за рубежом ученый-педагог, основатель этнопедагогики. Окончил ЧГПИ имени И.Я. Яковлева. С 1952 по 1972 год работал в этом учебном заведении. Был заведующим сектором НИИ национальных школ Министерства народного просвещения РСФСР. Преподавал в Эрфуртской высшей педагогической школе (Германия). С 1993 года — заведующий лабораторией этнопедагогики Государственного института семьи и воспитания. С 1999-го — профессор Калмыцкого государственного университета. В 2003 году основал научно-исследовательский институт этнопедагогики в ЧГПУ имени И.Я. Яковлева. В 2005-м открыл научно-исследовательскую лабораторию этнопедагогических инноваций Калмыцкого государственного университета. Ему принадлежит более 500 научных трудов, а также ряд художественных произведений и переводов.

Не уверен, что многие из моих сверстников эту книгу осилят по причине ее далеко не художественного характера. В романе-эссе (так обозначен жанр) больше от эссе, чем от романа. Это не просто биографическое исследование, а опыт философского осмысления жизни и деятельности человека. Здесь через жизнь одного формируется нравственный посыл многим и многим. Это похоже на разговор людей, разделенных почти столетием, но близких по духу. Книга примечательна тем, что через призму изучения биографии Ивана Яковлева Волков доносит до читателя и свои педагогические воззрения.
Вы знаете, с чего и как началась чувашская письменность? Почему в дояковлевский период существовала пословица «Дом школы — дом смерти»? На какие ухищрения приходилось идти Ивану Яковлеву, чтобы его воспитанники-выпускники не попали под рекрутский набор? Что такое «золотой закон педагогики Яковлева»? Существует ли «Чувашская дидактика»? Почему литература на чувашском языке, по мнению некоторых «обличителей» Яковлева, развивала «сепаратизм» и так ли это в действительности? На эти и многие другие вопросы отвечает роман-эссе Г.Н. Волкова, причем отвечает не домыслами и интерпретациями автора («вот я так вижу, значит, так оно и есть»), а документально доказуемыми фактами, собственными оценками просветителя и личностным мнением самого Геннадия Никандровича. Это триединство придает труду фундаментальную целостность как пособию для молодых и не очень родителей в плане выстраивания отношений в семье, как пособию для учителей — для организации учебно-воспитательного процесса.

КСТАТИ

Обращает на себя внимание и то, каких жен патриарх чувашского просвещения советовал выбирать своим выпускникам: «Гимназистки за вас не пойдут, а с крестьянками-соплеменницами вы можете в повседневном быту перестать быть учителями. Очень важно, чтобы рядом с вами была жена, равная по образованию и культуре, а еще лучше — выше». Этот «естественный отбор» мотивировался и тем, что «женщина является первым проводником культурных начал в семье, сокровенные уголки народной жизни часто доступны только ей одной».

Как много в формировании человека зависит от окружающих! Пример Ивана Яковлева ярко иллюстрирует этот тезис. Важен он и нынешним поколениям родителей, так мало порой уделяющих времени не только чужим, но и собственным детям. Если не прикладывать усилий, то какой же ждать результат?! Уже с первых страниц романа-эссе мы видим, какая важность придается межличностным отношениям. Семьи Пахомовых, Мушкеевых и Косинских — образец того отношения к ребенку, которое из него делает Человека! Воспитанный в подобной традиции И.Я. Яковлев сделал этот фактор одним из краеугольных камней своей педагогической системы. И сам Г.Н. Волков относился к этому со всей серьезностью. Кстати, в книге красной нитью проходит мысль, что основной для народной педагогики И.Я. Яковлева служит не только национальная, чувашская, культура, но и мордовская, и русская, усваиваемая и передаваемая следующим поколениям через образцы фольклора (например, колыбельные песни, рассказы-притчи и т.п.).
В книге раз за разом воспроизводятся фрагменты воспоминаний Ивана Яковлева. И все они — как на подбор — о чертах чувашского менталитета: о честности, высокоразвитом чувстве родственности, гостеприимстве, распределении воспитательных функций между отцом и матерью. А еще по тексту как жемчужины разбросаны краткие фольклорные изречения, являющиеся неотъемлемой частью мотивации воспитательного процесса. Причем как народные пословицы и поговорки, и так называемый «яковлевский педагогический фольклор»: «Нездоровье души — худшая из болезней», «Чем больше любимых и любящих, тем больше счастья», «Поцеловал — невеста, переночевал — жена», «Знания и убеждения сильны именно их практическим применением в жизни», «Обучить ученика грамоте мало, научи его любить чистую избу, чистую постель, быть бережливым, аккуратным и вежливым».
Так что же такое дидактическая концепция Ивана Яковлева? — это самый важный вопрос, ответ на который ищет в книге наш современник. Геннадий Волков дает такую формулу: брать не количеством, а качеством. Как определил сам И.Я. Яковлев, «чувашский учитель должен уметь все — и петь, и плясать, и сказку рассказать, и косой косить, и цепом молотить, и лошадь запрячь…» Конечно, следует сделать поправку на время, но и сегодня педагог должен быть наставником, прагматичным деятелем.
Эта книга — о личностном восприятии автором Ивана Яковлева. Казалось бы — и по отдельности, и все вместе мы столько можем рассказать об этом удивительном человеке, что не остается «белых пятен». Однако же… Геннадий Волков нашел что-то свое и при этом признал, что это «лишь очередное приближение к освоению бесценного духовного сокровища». Сам далеко не последний человек в педагогике, он, оказывается, только подступал к открытию Истины от Ивана Яковлева. Не случайно в книге часто проводятся параллели от яковлевских высказываний к евангельским текстам. Библия, несмотря на многовековое ее изучение, еще полна тайн и загадок. Столь же до конца не раскрыт и Иван Яковлев!..

Вопросы:

1. Почему русские в рассказе И.Я. Яковлева «Рыбная ловля» завидовали чувашам и мордве, и почему автор включал этот рассказ во все переиздания своего букваря?

2. Что такое, по мнению И.Я. Яковлева, «благородная упрямка» и как она связана с «ломоносовской настойчивостью»?

3. Почему Иван Яковлев раз за разом повторял: «Вся сила в слове» и «Язык — самая большая сила на свете»?



27 мая 2022
08:38
Поделиться