В Чувашском театре оперы и балета завершился 61-й театральный сезон

В Чувашском театре оперы и балета завершился 61-й театральный сезон

Буйство ярких красок, калейдоскоп выразительных мелодий, роскошные декорации и костюмы, классический танец в лучшем своем проявлении... 30 июня балетом Л. Минкуса «Баядерка» Чувашский государственный театр оперы и балета завершил 61-й театральный сезон.

Действительно, без этого спектакля, любимого тысячами чебоксарцев, неоднократно обласканного российской и республиканской прессой и отмеченного Государственной премией Чувашии, невозможно представить настоящий праздник театра. Зрители завороженно следили за сценическим действом, отправляясь в сопровождении симфонического оркестра под управлением заслуженной артистки России, заслуженного деятеля искусств Чувашии Ольги Нестеровой то на нарядную площадь перед буддистским храмом, то в парадную залу индийского дворца, то в цветущий сад с изобилием фруктовых деревьев.

Дуэт баядерки Никии и воина Солора в воплощении лауреатов международных конкурсов Елены Коцюбиры, впервые исполнившей эту партию на чувашской сцене, и Алексея Рюмина – сердце спектакля, живое, ранимое, бьющееся учащенно и взволнованно. Солисты продемонстрировали не только искусное владение техникой классического танца, но и незаурядный артистизм, рассказав на языке хореографии историю, по силе эмоционального накала сравнимую с драматическим спектаклем. Средоточием коварства и тщеславия вторглась в мир влюбленных блистательная, привыкшая ловить на себе восхищенные взгляды Гамзатти в исполнении лауреата Государственной молодежной премии Чувашии Анастасии Абрамовой.

Словно диковинная статуэтка, привезенная из заморских стран, - Золотой божок в воплощении лауреата Государственной молодежной премии Чувашии Дмитрия Полякова, зависающего в воздухе в причудливых позах и проводящего бо́льшую часть сценического времени в эффектных прыжках. Огненным вихрем ворвался на сцену Индусский танец в исполнении Юлии Рункиной и Карима Мубарашкина. Воздушна и легка была Ульяна Альпидовская в образе Ману – шаловливой девушки с кувшинчиком. Недюжинной энергией и непреклонной внутренней силой сразили зрителей Великий брамин (Геннадий Виноградов) и раджа Дугманта (Андрей Субботин), чьи образы статичны и сотканы в основном из мимики, жестов и шаговых проходок.

А чего стоили рабы и охотники, невольницы и знаменитые тени из третьего акта! Нельзя не отметить огромную самоотдачу артистов кордебалета и солистов Виктории Севоян, Ангелины Поляковой, Вилены Десницкой, Анны Павловой, Максима Семенова и Фарходжона Камолова, превосходно справившихся с вереницей развернутых танцев и больших па. Изысканным украшением сценического повествования стали воспитанники детской балетной студии театра, высыпавшие на сцену гурьбой шустрых арапчат. Несмотря на трагическую предрешенность финала, спектакль получился светлым, теплым, как пламя священного огня, и прозвучал гимном гармонии и красоте.



Чувашский государственный театр оперы и балета