«Балет Евгения Панфилова» - коллектив вне времени и вне пространства

«Балет Евгения Панфилова» - коллектив вне времени и вне пространства

Не секрет, что программа XXV Международного балетного фестиваля - это не только дань высокой классике, но и низкий поклон экстраординарной современности. Причем современность, оказывается, тоже бывает разной! Кто-то погружается в неоклассику, усматривая в ней единственную возможность сохранения в веках великих традиций классической хореографии как некоего эталона красоты, гармонии и органики. Прогрессивная молодежь тяготеет к эклектичному и бессюжетному контемпорари, когда в одном флаконе намешано столько всего и сразу, что глаза разбегаются, а рассказать, о чем конкретно балет, ухватить его содержание практически нереально.

А еще есть «Балет Евгения Панфилова» - коллектив, существующий вне времени и вне пространства, объединяющий эпохи и поколения, имеющий удивительную способность звучать проникновенно и свежо и в далеких 1980-х, и в нынешних 2020-х. 23 апреля прославленный театр танца из Перми, многократный лауреат Российской национальной театральной премии «Золотая маска» представил в Чебоксарах свою недавнюю премьеру - балет «Ich bin Faust/Фауст». Седьмой вечер фестиваля посетил Глава Чувашии Олег Николаев с супругой, председателем Союза женщин Чувашии Натальей Николаевой.

«Ich bin Faust/Фауст» - спектакль колоссальной внутренней силы и фантастической энергетики, пропитанный духом свободы и бунтарства, утопающий в космосе человеческих отношений, паутине миров и бездонной философичности. Пути Иоганна Вольфганга фон Гёте, чья знаменитая трагедия легла в основу либретто балета, воистину неисповедимы, но художественному руководителю театра и балетмейстеру-постановщику Сергею Райнику, который также взял в свои руки сценическое оформление и подбор музыки (Л. ван Бетховен, Ф. Лист, А. Шнитке, Г. Шютц, рок-группа «Трактор»), подвластно все. Его хореографический почерк тверд, упруг, где-то даже брутален. Помнится, кто-то из великих сказал, что «движение никогда не лжет». Так ли это? Можно ли донести правду мизинцем левой руки? Способна ли пятка быть точкой зрения? Не ошибались ли Айседора Дункан и Михаил Фокин, ратуя за движение-смысл, а не набор визуальных красивостей? Наверное, подобными вопросами задавался сегодня каждый зритель. И, наконец, самый главный из них: как пересказать с помощью танцевальной лексики переведенный на многие языки мира литературный текст, не упустив при этом суть, сверхидею, образы?

Исполнители (Дмитрий Кулемин, Сергей Курочкин, Юлия Шалягина, Павел Васькин, Дарья Метелкина, Мария Тихонова, Вадим Белозеров) справились с комплексом постановочных задач на все двести. И хотя зрители осознавали, что искусство танца условно, в стремительном вихре сольных, ансамблевых и массовых номеров, нанизанных на сквозную линию экспрессивной балетмейстерской мысли, каждый из нас отчетливо различал фигуры Фауста, Мефистофеля, Гретхен, Вагнера, Марты, Иштара и Церковника, буквально кожей ощущая противостояние добра и зла и будучи вовлеченным в неукротимое кипение сценического действа, где линии, жесты, выражения лиц, силуэты, очень мобильные декорации, костюмы с броскими, «говорящими» головными уборами и активная световая партитура сливаются в единое целое. Мы словно подглядывали за конкретикой судьбы и видели ее сквозь магическую призму безмолвного движения, которое гораздо громче слов.



Чувашский государственный театр оперы и балета
24 апреля 2021
13:22
Поделиться