Крестиком вышивали, руны читали: сюрпризы орнамент-феста

Крестиком вышивали, руны читали: сюрпризы орнамент-феста

«Тоже на конкурс вышивальщиц торопитесь?» — переговаривались на входе в Музей чувашской вышивки представители местных СМИ. Там по программе орнамент-феста «Эреш», второй год проводимого в Чебоксарах, начиналось состязание на лучшее изделие, созданное иглой и нитями. Но оказалось, определение «вышивальщицы» в данном случае не отражает реальность, что с улыбкой признавали и сами организаторы. За одним из 14 столов деловито раскладывал цветные клубочки молодой человек.
Сергей Кольцов, заведующий отделом маркетинга и просветительной деятельности Ульяновского областного краеведческого музея имени И.А. Гончарова, на «Марафоне мастеров» вышивал чехол для сотового телефона. Причем так увлеченно и сосредоточенно, что даже на пару с мастерицей из Санкт-Петербурга Наталией Михайловой сознательно пропустил перерыв на кофе-брейк. Лишь бы не ошибиться со счета в вышивке.
Мастер использовал несколько швов: крестик, контурный, косую стежку. Украшено изделие собственноручно изготовленной домотканой тесьмой, такие заготовки допускалось использовать. В основу вышивки лег этнографический узор низовых чувашей. Жюри удостоило эту работу, как и вышивку питерской участницы, специальным призом.

На конкурсном образце Сергей Кольцов вышил три солнца, птиц и мелкие символы, традиционные для сурпанов — женских головных покрывал.

А тройку лидеров возглавила педагог чебоксарского Дворца детского и юношеского творчества Ольга Волкова, на втором месте узорчатая работа Надежды Костровой из Шумерлинского района, следом — Нины Егоровой, учителя чувашского языка и литературы из Чебоксар.
Что касается ульяновского гостя, то по образованию он историк, во время учебы в вузе увлекся этнографией. «Мордовская, марийская и удмуртская вышивки тоже очень хороши, ничем не уступают чувашской, — со знанием дела поясняет Сергей Сергеевич. — Но орнаменты низовых чувашей мне ближе: бабушка была из Яльчикского района, из села Шемалаково. В наследство от нее остались вещи, фотографии людей в одеждах с национальной вышивкой. Чувашского языка не знаю, но корни мои здесь. Когда приезжаю в бабушкино село, к дальним родственникам, то заряжаюсь энергией, которой мне хватает на годы», — рассказывает вышивальщик-самоучка.
Редкое для сильной половины человечества хобби настолько увлекло его, что не только дом, где молодой мастер живет с родителями, украшен вышитыми занавесками, скатертями да подушками, но и на сторону узорчатые изделия уходят. «Да, делаю вещи на заказ, это приносит небольшой доход, — слегка смущаясь, признается он и уже другим тоном продолжает: — Люблю просто дарить. Отдаю с открытым сердцем, главное, чтобы человек был мне по душе и подаренная вещь нравилась ему. А в работах стараюсь придерживаться традиций середины прошлого века — краски похожие выбирать, узоры копировать и крой».
Осваивает чувашскую вышивку и Наталья Кашпар — научный сотрудник отдела этнографии народов Поволжья и Приуралья Российского этнографического музея, выступившая с докладом «Коллекция чувашской вышивки в Российском этнографическом музее» на круглом столе, прошедшем во второй день фестиваля. «У нас в музее хранится около 5 тысяч предметов по этнографии чувашей. Большая часть из них — изделия из текстиля и вышивка. Так что тут не заинтересоваться было просто невозможно», — объяснила она свое увлечение автору этих строк. Наталья Юрьевна скопировала орнаменты с музейных экспонатов на нужные в быту вещи — косметичку и пару маленьких скатертей. Скатерти заняли свои места в квартире, а у косметички другая судьба: «Мне ее жалко стало — как бы не запачкалась, не обтрепалась. Поэтому она большей частью дома лежит».
Конечно, вышивание национальных орнаментов не столько хобби, сколько производственная необходимость для специалиста из Санкт-Петербурга. «Поняв, насколько сложно подогнать узор к определенному размеру, я теперь с большим пониманием отношусь и к труду современных вышивальщиц, и к вышивке традиционной», — говорит Наталья Юрьевна и профессионально отмечает, что в современных чувашских вышивках очень яркие цвета и огромное количество желтого, перешедшего с государственной символики. В традиционной же гамме преобладали богатые оттенки красного с вкраплениями черного, зеленого, синего и желтого. Причем желтый цвет был неяркий, приглушенный. «Переход к яркому цвету с появлением анилиновых красителей вполне естествен. Любой народ стремится к новому, — рассуждает она. — Однако в изделиях современных ведущих мастеров, например, Жачевой, Симаковой, нет такой яркости, какая присутствует у мастеров начинающих, не столь известных».
Это утверждение можно было проверить тут же. В рамках фестиваля состоялся конкурс этнического костюма «Нескучная обыденность» и открылась выставка Евгении Жачевой «Вышитые письмена».
Кстати, маститые специалисты сошлись во мнении, что к звучащим подчас заявлениям: «Мы расшифровали заложенные в чувашской вышивке рунические письмена, мы их читаем» — нужно относиться с большой осторожностью. Каждая эпоха привносит в вышивку свое. И современные мастерицы вкладывают уже иной смысл в тот же узор, который вышивали их предшественницы сто лет назад. А те в свою очередь трактовали его совсем не так, как их прародительницы в 18 веке. Этнографические экспедиции тому доказательство.

 

Фото автора и Чувашского национального музея
Эти модели, задействованные в конкурсе этнического костюма, не только продемонстрировали современные праздничные национальные наряды, но и спели гостевую чувашскую песню.



Советская Чувашия
03 ноября 2020
08:48
Поделиться