В Чебоксарах прошёл круглый стол на тему «Современное искусство: миф, реальность, воплощение»

В Чебоксарах прошёл круглый стол на тему «Современное искусство: миф, реальность, воплощение»

5 февраля в Центре современного искусства состоялся круглый стол «Современное искусство: миф, реальность, воплощение». Круг предложенных к обсуждению вопросов включал и определение самого понятия «современное искусство», и его связь с традициями и совершаемые им открытия, реагирование на острые социально-политические вызовы, многообразие форм его существования.

Чтобы задать некоторое направление беседе, сотрудники художественного музея выступили с небольшими сообщениями. И если оптика мифофантастического реализма Владимира Акимова, о которой рассказывала Лариса Васильева, аккуратно связывающая традиционное и новаторское, не вызвала яростных дискуссий, то доклад Михаила Мартынова «Критика документа в современном российском арт-активизме» поднял крайне болезненные для музея вопросы. С одной стороны, предполагается, что музей должен реагировать на потребности культурной общественности, демонстрировать и видеть произведения современного искусства, но, с другой стороны, их предельная политизированность, обозначение «болевых точек» нашего общества определенно вызовет мощную негативную реакцию, в том числе и со стороны государства, к интересам которого музей, будучи государственной организацией, также должен относиться с уважением.

По мнению немногочисленных художников – участников круглого стола, проблемы Чебоксар с развитием современного искусства коренятся именно здесь. Есть отдельные художники, которые стремятся работать в этом направлении, но нет пространств, которые готовы были бы показать их произведения, нет грамотной искусствоведческой оценки или даже просто комментария, который мог бы выступить своеобразным «мостиком» между зрителем и этим «странным», «непонятным» - а значит, не формируется и творческая среда. А музей и выставочные комитеты Союза художников, выступая в заботе о своей репутации в роли своеобразного цензора, только усугубляют ситуацию.

Сообщение Марии Готлиб о том, что чебоксарцы понимают под термином «современное искусство» еще раз подчеркнуло, что представления об этом сложном явлении даже в профессиональном кругу и среди людей, интересующихся искусством, очень разнообразны. И расхождения касаются как хронологии (от всего искусства XX века до произведений, созданных после 2000 года), так и самой сути явления (разные респонденты включают и исключают из этой категории одних и тех же авторов).

Выступление Татьяны Лисицыной, посвященное практике изучения современного искусства в музейном творческом лагере показало, что при грамотном объяснении современные художественные практики могут быть доступны детям и подросткам и дают большую раскрепощенность даже при работе в традиционных формах.

Эдуард Кранк, доцент кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин ЧГИКИ, в своей мини-лекции об условности языка современного кинематографа и на примере фильма «Айка» Сергея Дворцевого проследил его связь с традициями Ингмара Бергамана и французской «Новой волны». 

В целом круглый стол поднял больше вопросов, чем дал ответов, и стало понятно, что требуется более конкретный и конструктивный диалог на более узкие темы с привлечением широкой общественности, который непременно последует. Заведующий Центром современного искусства Александр Ильин внес предложение устраивать открытые обсуждения на закрытии каждой выставки.

Познакомиться с докладами участников можно будет в ближайшее время в видеоформате на сайте Центра современного искусства и в социальных сетях, а их печатная версия в конце года появится в музейном сборнике «Художественные традиции и музей».



06 февраля 2020
13:56
Поделиться